Post aetatem nostram

В чем главный недостаток капитализма? Ну так, по чесноку, без ритуальных формул о угнетении и о том что человек человеку волк?
Да в том что в нем всего слишком много.
Полно никому не нужных промтоваров, дохуя железа, алюминия, нефти и газа, дохуища несъеденных продуктов питания и огромная куча лишних людей.
Вроде бы все замечательно, проявляй инициативу, обогащайся, производи продукт, все дороги открыты. Стругай хоть бельевые прищепки, хоть столовые ложки. Но вдруг оказывается что прищепки некому покупать. Те кто побогаче, берут модные, японские, с голыми бабами, а кто попроще - дешевые, китайские. Оказывается что твои, надежные и качественные, просто никому не нужны.
И вот мы, вместо того чтобы производить продукт, топим печки рыбой, используем камамбер вместо оконной замазки и давим бульдозером айфоны. А в результате производство замедляется, цены на энергоносители падают, люди шатаются без дела и не могут позволить себе стаканчик-другой односолодового вискарика.

Collapse )

Заголовок


Нет ,в русском языке, более мягкого и бесформенного слова чем железо. Оно напоминает мне палую листву. Бурую, влажную, рассыпающуюся под подошвою, недавно вытаявшую из под весеннего снега. В последнем отдохновении лежащую под лучами яркого апрельского солнышка, испаряющую зимнюю стужу,  полную только что очнувшихся от зимней спячки, жужжащих и зудящих жуков.

Но и слово сталь, звенящее и легкое, только отчасти напоминает сплавы на основе феррума.

Наверное кто-то злонамеренный, в самом начале, нарушил связь звуков-слов и их значений.

А в наш, железный, слоистый и зыбкий век, он добрался и до смыслов.

Вся история нашей многострадальной Родины полна штампов, которые при ближайшем рассмотрении оборачиваются своей противоположностью. Во время правления группы товарищей, которых обобщенно именуют тоталитарным Сталиным, общество делилось четко на серую массу и элиту. Причем разница в уровне жизни была просто невероятной. Комфорту в котором жили советские писатели, артисты и ведущие конструкторы, могли позавидовать их коллеги в самых развитых странах - наших вероятных и очевидных противниках. А жизнь крестьян и рабочих не особенно отличалась от лагерно-барачного быта.  Конечно, эта руководящая группа, в предвоенные, и особенно послевоенные годы, сделала некоторые послабления, но это больше напоминало заботу добрых пастырей о своем стаде. а не человечьи права и свободы.

Collapse )

Водонапорная колонка

Жила на земле водонапорная колонка. В укромные, и почти былинные времена она выросла на перекрестке пыльных и пустынных дорог, пробив своим круглым чугунным колпаком скопление дикого камня. Сколько я её помнил, она была очень старой, но крепкой и коренастой чугунякой. Над колпаком её возвышался темный от ржавчины и отполированный руками железный рычаг. Если на него надавить, изогнутая железная труба, со скрипом, выезжала из своего чугунного ложа. А из трубы била мощная струя ледяной воды. Достигнув камней у подножья, струя разбивалась на бесконечное множество сверкающих осколков.
Рычаг у колонки был тугим, и только повиснув на нем всем телом, можно было добиться результата. Но вися на рычаге нельзя дотянуться ртом до воды.

Жаркий летний полдень, тополиные ветви гоняют по перекрестку ленивых солнечных зайцев. Танталовы муки одинокого маленького эгоиста.

Лисы поели виноград и давно уже нет той колонки, а дороги покрыли асфальтом и пустили по ним бесконечный поток машин. Но я остался все тем же меланхоличным наблюдателем.

Всеми силами пытаюсь отыскать и зацепиться за островки реальности в этом зыбком абсолюте идеального. Но они, эти островки, казавшиеся такими надежными издали, вблизи оборачиваются пустотой.